Волоколамск -Клин. Вело ПВД, 110 км (9 июня 2024)

 

Маршрут создал спонтанно, смотрю на улицу: лето, суббота - надо поехать покататься пока лето не закончилось!

Рекомендую проезжать маршрут в слегка облачную погоду - когда яркое солнце и много мелких облаков как в фильме "Вивариум" - тогда виды, открывающиеся путешественнику будут максимально красивыми. Если не торопясь то можно проехать это расстояние за два дня с ночевкой в лесах южнее заповедника Завидово. Маршрут можно рекомендовать как тренировочный к походам 2КС - разнообразные покрытия от асфальта до езды вдоль пашни и других грунтов + хорошие перепады высот как на асфальте, так и на лесных дорогах.

Трэк: https://nakarte.me/#m=8/49.73691/33.45886&l=O&nktl=eoE0J6bnUnrH5tKSJtOTUA 

 

Итак поехали! 

Подъем в 5:30 летом дается легко, потому что летом это уже день! В 6:15 отправляюсь с Шереметьевской в сторону Тимирязевской, далее доезжаю до Дмитровской и сажусь на электричку, отходящую в 7:15. Еду до станции Дубосеково, чтобы посмотреть мемориал героям Панфиловцам.

На станции Дубосеково.

 

Скульптурная композиция на мемориале героям Панфиловцам.

 

 

Плсле осмотра монументов по холмистому шоссе добираюсь до Пятерочки, покупаю едынадень и еду в Волоколамск.

 

 

 в 10 утра народ еще спит, на улицах и и площади практически нет людей.

 

 

 

 

Естественно, отыскал Ильича, нашел ракурс, где поп пристроился сзади:

 

 

Ну и традиционная селфи с Лениным!

 

Доехал до кремля, но внутри я ранее был, так что одна фотка и все.

 

Но самое интересное - пройти по всему валу волоколамской крепости, что я и сделал

 

 

 

 

Едя по валу я наткнулся на здание местной тюрьмы.

 

И забавный ракурс: отель на фоне тюремных стен:

 

После осмотра Кремля я спустился на улицу Партизанскую и направился из города по Ченецкому шоссе в сторону деревни Горки. Тут я разнообразил намеченный маршрут, разведав красивейшую дорогу через злаковое поле.

 

 

После окончания пшеничного поля дорога вышла на дикие поля в сторону деревни Калистово.

 

Не заезжая в Калистово я спустился к высушенному водохранилищу и исследовал его

 

 

 

 

 

По карте была грунтовка с проездом по дамбе, но дамба раскопана, в результате этого два пруда сверху по течению ручья высохли, но ниже по течению была сделана новая запруда, с дамбой - по ней я и проехал.

 

Коровы на окраине Калиство:

 

После новой дамбы дорога частично пошла на верх до подъезда к водонапорной башни, далее я проехал по целине до пересечения с дорогой 46Н-0030, по которой доехал и свернул на 46Н-0034 (калистовское шоссе)

 

 

 

По Калистовкому шоссе доехал до Веригино. Шоссе имеет массу спусков и подъемов.

 

В Веригино асфальт заканчивается

 

И начинается грунтовый участок 

 

Преходящий с лесную гравийную дорогу

 

Дорога имеет крутые спуски и подъемы, грунтовые участки на спусках сильно размыты: колеи в некоторых местах переходят в глубокие промоины - это следует учитывать при скоростных спусках.

 

 

Виды очень красивые. Грунтовая часть этого участка маршрута заканчивается в Аннино.  

 

Перед Аннино на карте указан брод, но есть и мост

 

 

От Аннино до Темниково асфальтовый участок

 

От Темниково до Малое Петровское грунты, причем дорога проходит по возвышенности - виды очень красивые.

 

 

 

 

 

 

Малое Петровское

 

 

После Малого Петровского стремительно спускаюсь по гравийной дороге до резкого ее поворота.

 

На повороте начинается 2 спецучасток - дорога вдоль реки Большая Сестра: съезжаю с дороги и еду по следу квадрациклов. Поначалу дорога разъезженная после места, где на карте нанесен брод через ручей дорога уже не такая четкая, но она видна. Брод представляет собой болотце - на маленькой скорости я встрял, но откатил велик и проехал с разбегу.

 

Этот участок тоже очень живописный, но вторая половина представляет собой засеянное кукурузное поле, что немного замедляет движение.

 

Как видно на фото, дорога слабо читается.

 

 

 

Поле начинается тут:

 

 

 

Полевые участки неплохо проезжаются по краю - тут утрамбовано сельхозтехникой. Когда вырастит кукуруза, возможно проехать будет сложнее. 

 

С поля выезжаю на дорогу Валуйки - Теряево и оттуда направляюсь к озерам Гурьевское и Иосифское.

 

 

Дорога к монастырю располагается между озерами.

 

 

Еду к  Иосифо-Волоцкому мужскому монастырю. Стены и башни были построены в 1688-1670 годах, архитектор Трофим Игнатьев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После осмотра монастыря, возвращаюсь в центр Теряево, фотографирую руины церкви Вознесения Господня.

 

 

 

Про церковь нашел статью искусствоведа Ольги Драничкиной. Добавлю сюда текст без сокращений:

Пятиярусная колокольня церкви Вознесения Господня видна еще издали. Построенная в XIX веке (1812-1825) она органично вписывается в панораму теряевского ландшафта. После разрушения колокольни Иосифо-Волоцкого монастыря, который раскинулся по соседству, она является единственной осью в архитектурном ансамбле церквей этого района, с времён второй мировой войны.
Вереницы машин с прихожанами Иосифо-Волоцкого монастыря и других местных храмов редко останавливаются около этой церкви. Только любознательный путешественник, еще чаще фотограф- любитель, который ищет редкий кадр, способен свернуть с большой дороги и оказаться перед когда-то восхищающим, а сейчас щемящим сердце зрелищем.

Первоначально церковь была построена еще в конце XV века, далее последовала череда перестроек, основные из которых прошли в XIX веке, когда к основному объему здания были пристроены трапезная и колокольня. К началу XXI века ансамбль построек, а в особенности основная часть, представляет собой обветшалое наполовину разрушенное здание. Оно некогда являлось пятиглавым храмом, четверик которого обрушился в 2005 году. Постановлением Правительства Московской области от 30 сентября 2004 г. N 596/38 он был признан памятником архитектуры, но меры по его спасению приняты не были и не предпринимаются в полной мере до сих пор. Не так давно, в трапезной была вновь начата приходская деятельность. И хотя архитектура церкви Вознесения вполне традиционна для своего времени и для этих мест (похожая церковь находится в нескольких километрах в селе Язвище), поражают чудом сохранившееся фрески на стенах трапезной, которые выделяют данное архитектурное сооружение из многих. Похожие фрески можно найти разве что в Италии, но никак не в России.

Те немногие фрагменты, которые пытаются спасти (до 1930 года в храме был устроен гараж), позволяют предположить, что художник, скорее всего, был иностранцем или русским автором с достаточно высоким уровнем профессионального образования. Слишком не типичны для русской религиозной живописи изображения библейских персонажей. Они полнокровны, энергичны, их жесты полны динамики, в некоторых даже просматривается эксцентричность. Образы явно имеют не славянский тип лица.
Колорит красок ярок и сложен особенно в изображении одежды, ^ которая пестрит обилием декоративных деталей. Отсутствует отрешенность, строгость и светлая грусть, так характерная для изображения религиозных сюжетов русскими мастерами. Создается ощущение праздника, все вокруг напоминает о жизни на земле, а не об эфемерном пространстве. Но это лишь немногие сохранившиеся осколки той роскоши, которая сейчас, к сожалению, может пропасть без следа.

Из всех церквей в Волоколамском районе церковь Вознесения самая забытая и заброшенная. Материальных средств на данный момент хватило только на укрепление стен трапезной. Основная же часть храма и колокольня находятся в аварийном состоянии и в любой момент могут обрушиться окончательно. Те немногие смельчаки, которые могут войти в руины, помимо оскверняющих надписей «Не пить» или «Здесь был Вова»; могут увидеть контуры фресок с оставшейся кое-где позолотой и цветом. Прочитать тексты, написанные когда-то золотыми буквами на древнеславянском языке, а главное, заглянуть в глаза святых, которые до сих пор не потеряли своей яркости и притягательной энергетики.

Был праздник Святой Троицы. В этой церкви он уютный и теплый, такой, каким, наверное, и должен быть. В маленьком работающем пределе, устроенном в трапезной — тепло, пахнет свежесрезанными березовыми ветками. Ноги наступают на пол, устланный полевыми цветами, от чего ступни проваливаются в мягкий настил, а шаги становятся тихими и невесомыми. Ароматы растений смешиваются в воздухе с традиционными церковными запахами — ладана и свечей, создавая особый праздничный дух. На входе служительница — пожилая женщина искренне рада нашему приходу. Без толчеи и ажиотажа церковных лавок, можно стоять и думать о своем, о церкви, обо всем том, о чем не получается думать в суматошном круговороте столичной жизни.

Казаться верующим стало последние годы очень модно, и большинство справляются с этой нехитрой задачей, а вот быть им получается не у многих. Иначе не было бы таких печальных зрелищ, как разрушенные церкви, причем разрушенные не войной, а бедой похлеще — безразличием. Именно безразличие позволяет местным жителям из поколения в поколение наблюдать, как некогда роскошный храм сначала ветшал, потом разрушался и сейчас возможно окончательно исчезнет. Напрашивается аналогия с названием села — «Теряево», видимо все, что есть у его жителей им суждено потерять, даже такую незыблемую ось, как веру, которую еще можно наблюдать в пейзаже окрути, а вот можно ли ее наблюдать в сердцах ее жителей — покажет время.

Драничкина Ольга искусствовед

 

 

Далее направляюсь на север по дороге 46Н-00336, идущей в Завидово. Изначально планировал ехать через Завидово, но вспомнил что там резиденция президента и могут быть проблемы с въездом или выездом через КПП.

На окраине деревни Чашь сфотографировал гнездо аиста

 

Далее вдоль радиоцентра министерства связи еду по Кузьминскому заказнику - посути вдоль границы Завидово

 

 

В одном месте дорога перекопана, но есть объезд. Забор - забор радиоцентра.

 

Дорогам вдоль реки малая Сестра проходит по сосновому лесу. Но есть неприятный момент - возможно там появятся новые заборы.

 

Точные границы можно отследить по кадастровому номеру на плакате:

 

Но места явно проходные, значит проложат дорогу если появятся заборы.

 

 

 

Есть несколько охотничьих полей с вышками, по этим дорогам до них и добираются.

 

После охотничих полей дорога сужает колею под квадроцикл и попадаются грязевые участки с обьездами, но все проезжаемо в седле.

 

 

 

 

В конце лесного участка проезжаю по полевой дороге и после перелеска попадаю на засеянное поле, которое едется по краю

 

 

 

После полевого участка выезжаю на грунтовку в сторону деревни Городище

 

 

 

Городище 

 

После Городища начинается заключительный асфальтовый участок маршрута. Несмотря на перепады высот, едется относительно легко.

 

 

 

До деревни Дятлово еду по пустынной дороге 46Н-03765, далее выезжаю на более крупную дорогу Волоколамск -Клин, но трафик там небольшой и дорога в большей степени идет на спуск, так что эта часть маршрута хорошо дополняет первые три грунтовых спецучастка.

 

 

Заехал в город Высоковск по алгоритму- найди Ленина, остальное все подтянется - так и получилось - заехал в парк с пляжем, полазил по заброшенной ткацкой фабрике, нашел Ильича и сделал несколько фото исторической части города.

 

 

 

 

 

Здание ткацкой фабрики.

Приведу отрывок из статьи по истории фабрики автор Филипп Терец (ссылка на оригинал: https://mosregtoday.ru/news/neizvedannoe-podmoskov-e/vysokovskaya-pryadilno-tkackaya-fabrika/ ):

Высоковская мануфактура была основана в 1864 году и со временем стала крупнейшим производством всего Клинского уезда - на ней работали более пяти тысяч человек. Для сравнения, на Трехгорной мануфактуре - старейшем и крупнейшем в Российской империи текстильном предприятии - рабочих в то время было всего на две тысячи больше. Высоковская фабрика производила различные виды ткани и бумагу, а вокруг нее довольно быстро образовался поселок Высоковск, в 1940 году ставший городом. Но начиналось все с обычного ткацкого станка в крестьянской избе, который собственноручно сделал Григорий Лаврентьевич Кашаев - крестьянин из села Некрасино.

Ткацкие станки в то время были у многих, ведь без них трудно было одеть всю семью. Вот женщины и просиживали за ними долгие зимние вечера, когда все полевые работы подходили к концу. Мужской же обязанность было такой станок «наладить» - в этом Г.Л. Кашаев очень преуспел, прослыв хорошим мастером. В какой-то момент, примерно в 1844 году, у него дома оказались целых два больших станка, а заказы стали поступать из соседних деревень. Возможно, как раз в то время ему пришла идея объединить ткачей из всей округи. Оказавшись хорошим организатором, он чуть ли не ежедневно объезжал всех мастеров, поставлял им расходные материалы, нитки, заказы, забирал готовое полотно. Прошло пять лет, прежде чем предприниматель построил небольшую контору, через которую теперь происходил оборот готовой продукции.

 

Дело медленно, но шло в гору. Еще через двенадцать лет, в 1861 году, под руководством Г.Л. Кашаева работало порядка 1500 деревянных станков, по-прежнему установленных в избах по всему Клинскому уезду. Как ни странно, но начавшаяся в эти годы гражданская война в США сказалась на работе текстильных производств, в том числе и в России, ведь в то время США производили 2/3 всего мирового хлопка. Во время войны Севера и Юга, продлившейся до 1865 года, поставки хлопка в Европу были практически полностью прекращены, что неизбежно привело к росту цен на оставшееся в Европе сырье. В России в то время использовалась привозная английская пряжа, стоимость которой взлетела до небес. Тут еще и сам Г.Л. Кашаев сильно заболел.

Неизвестно, чем кончилась бы эта история, если бы у Г.Л. Кашаева не появился в то трудное время надежный компаньон в лице Ивана Васильевича Васильева. Набрав долгов, вместе они смогли преодолеть трудный период и сохранить производство, а еще через пару лет конце деревни Некрасино, на берегу реки Вяз, возвели первую деревянную фабрику на пятьдесят станков с английским паровым двигателем.

 

К 1876 году все долги были выплачены, а на производстве работало уже двести современных станков. Однако в том же году случился пожар, в результате которого деревянная фабрика сгорела дотла. Но даже после такого поворота судьбы Г.Л. Кашаев и И.В. Васильев не опустили руки. Снова набрав долгов, они заложили новую большую фабрику, которую в этот раз решено было строить из кирпича. Новое здание возвели быстро - уже в 1877 году производство снова заработало. Именно этот год во многих источниках принято считать годом основания Высоковской ткацко-прядильной фабрики, хотя со времени первых станков, установленных в избе Г.Л. Кашаева, прошло на тот момент уже тридцать три года.

 

В 1879 году у фабрики появился третий хозяин - Иван Никитич Кашаев, племянник основателя фабрики. Приехав из Перми, где он был служащим в Волжско-Камском банке, Кашаев младший купил торфяное болото близ деревни Саньково, что обеспечило фабрику топливом на много лет вперед. Он также оказался талантливым управляющим. К болоту подвели узкоколейную железную дорогу, чтобы удобнее было подвозить торф к паровым котлам. Появилось и собственное производство кирпича, благодаря которому фабрика стала быстро расширяться - появились новые цеха, училище и большие казармы для работников.

 

Григорий Лаврентьевич Кашаев умер в 1890 году, но его дело уже было не остановить. Фабрика продолжала расти и развиваться, обеспечивая работой больше половины фабричных рабочих всего Клинского уезда. Вокруг производства вырос большой поселок со школой и больницей, из которого в Клин проложили хорошую по тем временам дорогу.

К началу Первой мировой войны на Высоковской фабрике было установлено 63 248 прядильных и 3036 крутильных веретен, 2042 ткацких станка. Управляли производством уже другие люди: Я.И.Скидмор, К.И.Гести, В.Э.Репенак, Р.Р.Ферстер, барон А.Ф.Кноп и И.И.Смирнов.

После революции к управлению фабрикой пришли рабочие, что ни к чему хорошему в итоге не привело. Фабрика работала с большими перебоями, хотя и оставалась самой крупной в Клинском уезде. Дореволюционных предпринимателей в то время всячески поносили, называя капиталистами-эксплуататорами, хотя очень многие из них, как и Г.Л. Кашаев, начинали свое дело буквально с нуля, имея вместо начального капитала только крепкие руки, желание, упорство и трудолюбие, благодаря которым через много лет что-то получилось. Их преемниками после революции стали люди, которым таких качеств чаще всего не хватало, а поэтому почти все дореволюционные предприятия в XX веке «благополучно» закрылись…

 

 

Административное здание Высоковской прядильно-ткацкой фабрики.

 

 

Здание ткацкого училища.

 

Левое крыло фабрики реставрируют - установлены новые окна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По Высокрвским заброшкам рекомендую статью: https://annastorm.livejournal.com/453478.html 

 

Посмотрел Высоковск, и поехал в Клин - до него еще 5 км. В Клину я не нашел что посмотреть, возможно плохо искал...


Клин, улица Физкультурников.

 

Мост через ЖД - по нему добрался через пути до вокзала.


Вот я и на вокзале, жду электричку.

 

 

 


 

 

Павел Ляхов 09.06.2024

 

GPS трэк:

 

https://disk.yandex.ru/d/sI4DjEYS9uUGQw 

https://nakarte.me/#m=8/49.73691/33.45886&l=O&nktl=eoE0J6bnUnrH5tKSJtOTUA 

 



Обратно  |  Контактная информация
© 2024. Сайт работает под управлением PHEIX - версия 0.8.70. Система управления контентом разработана в лаборатории Апофеозъ .